|

Интервью с Эльдар Мамедовым.

Интервью с этим человеком было приятно по многим причинам. Это и гордость за представителя своего народа, сумевшего достичь немалого за свои неполные 33 года в чужой стране, это и атмосфера эрудиции и высокой культуры, которой просто веет от нашего соотечественника. А самое главное – это радость от ощущения того, что сегодня на страницах газеты «Хазри» мы имеем возможность поведать о серьезных успехах достойного человека, интересного собеседника, одним словом, успешного и готовящегося к еще большим успехам азербайджанца. Энтузиазм, энергия и целеустремленность подобных людей заражают оптимизмом и нас, смотрящих с тревогой в недалекое будущее. Безумно приятно,что такие люди есть, еще приятнее, что они с нами.

Очередной гость нашей рубрики – азербайджанец из Латвии, родившийся и выросший в Риге, проработавший в Министерстве Иностранных Дел Латвийской Республики и ныне готовящийся к политической карьере в Европейском Парламенте.

- Эльдар-муаллим, Вы родились и выросли в Риге. Как многого может добиться азербайджанец в Латвии?

Я думаю, что азербайджанец, как и представитель любой другой этнической группы, живущий в Латвии, в принципе может добиться всего того, что пожелает, при условии упорной работы, хорошего образования и целеустремленности. Я могу сказать на своем опыте как бывший работник латвийского МИДа, что это возможно. Хотя с другой стороны, утверждать, что нет никаких абсолютно проблем в сфере межэтнических отношений в Латвии, наверное, тоже было бы слишком оптимистично.

- А на каком уровне обычно проявляется дискриминация?

Дискриминация как таковая в Латвии формально запрещена законом. И поэтому любой человек, который чувствует и у которого есть основания считать, что ее дискриминируют именно по его этнической принадлежности, всегда может обратиться в соответствующие инстанции, в суд, с тем, чтобы его дело было рассмотрено. Латвия как государство взяло на себя определенные обязательства, в число которых входит недопущение дискриминации людей по ряду признаков и в том числе по этническому признаку. И в этом случае государство просто обязано устранить эту проблему.

- Расскажите о Вашей семье, а в целом жизни азербайджанской общины в Риге. Насколько активно участвуют азербайджанцы в общественной жизни страны и как гармонично сосуществуют в латвийском обществе?

Я продукт смешанного брака, что я считаю одним из немногих прогрессивных достижений советского периода – увеличение количества смешанных браков. Мой отец родом из Ленкоранского района Азербайджанской Республики, а моя мать латвийская полька. Сам я родился в Латвии и являюсь гражданином Латвии. Что касается моей собственной семьи, то моя жена также родом из Латвии, она преподаватель испанского и английского языков, у нас есть пятилетняя дочка, которая родилась во время моей дипломатической работы в Мадриде и для которой испанский язык, таким образом, практически стал первым. Можно сказать, что формировался я в достаточно космополитической среде и на протяжении всей своей жизни постоянно нахожусь среди людей из разных стран, говорящих на разных языках, и в такой среде я чувствую себя замечательно.

- А что насчет азербайджанского языка? Он присутствовал в данной космополитической среде?

К сожалению, вот это-то звено, которого очень сильно, как я сейчас понимаю и чувствую, мне недостает. Так уж получилось, что я не овладел азербайджанским языком, так как меня ему никто не учил. Другое дело, почему так получилось, что в свою очередь является достаточно типичной ситуацией для многих азербайджанцев вне Азербайджана. Но сейчас, когда у меня появилась такая возможность, я пытаюсь наверстать упущенное самостоятельно.

Что же касается азербайджанской общины, то по официальным данным она насчитывает около 2 тысяч человек, по неофициальным данным несколько больше. В основном это люди, занимающиеся мелким и средним бизнесом. Что же касается активности в общественной жизни, то пока она, к сожалению, гораздо ниже, чем могла бы быть и не соответствует потенциалу азербайджанской общины в Латвии. Негативную роль играют и достаточно частые раздоры среди разных объединений и обществ азербайджанцев Латвии. Это создает не очень благоприятный имидж. Но в последнее время ситуация начинает меняться. Это связано с тем, что люди, которые добились определенного положения в латвийском обществе, входят в его интеллектуальную элиту, начинают проявлять больше интереса к Азербайджану и к тому, что с ним связано. В результате этого появилась инициатива создания культурно-образовательного центра азербайджанцев в Латвии, под эгидой которого функционировала бы и воскресная школа, и библиотека, где скапливались бы материалы об азербайджанской истории, культуре, книги азербайджанских писателей, возможно, и фонотека с народной музыкой и произведениями азербайджанской музыкальной классики, джаза и поп-музыки.

- А какие первоочередные задачи ставят перед собой учредители этого проекта?

У центра, я бы сказал, двуединая задача. С одной стороны, приобщать живущих в Латвии азербайджанцев, особенно молодые поколения, детей, к наиболее положительным, ценным аспектам азербайджанской культуры, обучать языку. С другой стороны, способствовать более полной интеграции азербайджанцев в латвийское общество на основе уважительного диалога и общих ценностей. В этом контексте мы видим свою задачу также и в том, чтобы и в латвийском обществе показать то положительное, то ценное, что есть в азербайджанской культуре и истории, и что, к сожалению, совершенно неизвестно абсолютному большинству жителей Латвии, в том числе и людям азербайджанского происхожления. Это тот пробел, который мы должны восполнить. У нас есть чем гордиться, нам есть что показать и все дело только в том, чтобы начать деятельность в этом русле и именно в этом состоит первоочередная задача центра.

- Хотелось бы услышать побольше о Вас. Ваши интересы, стремления, планы?

Я закончил юридический факультет латвийского университета и сразу же после его окончания поступил на работу в МИД. Это был 1994 год и латвийский МИД в то время находился в стадии формирования. Он, конечно, функционировал, но, безусловно, на третьем году независимости все еще находился в состоянии формирования и я на тот момент был одним из считанных людей, которые владели испанским языком, поскольку испанским был увлечен еще с университетских времен. Я пришел в МИД, и этот язык стал моей своеобразной визитной карточкой. Начал работать в отделе стран Америки, отвечал за страны Латинской Америки. Затем я изучал международные отношения в дипломатической Академии Испании, а после работал в посольствах Латвии в Вашингтоне и Мадриде. После дипломатической службы у меня был опыт работы в частных структурах и негосударственных организациях. Стажировался я также и в Европейском Парламенте. В ближайшем будущем я намереваюсь вернуться в Европейский Парламент, но уже на должность политического советника фракции социал-демократов – второй по численности и влиянию фракции в Европарламенте.

Что касается устремлений и планов, то свое профессиональное будущее я связываю с карьерой в европейских институциях. Сейчас начинают закладываться зачатки будущего европейского дипломатического корпуса, своего рода Министерство иностранных дел Евросоюза. Это то, где я вижу свое будущее и могу сказать почему. Евросоюз – это не просто географическое понятие, а объединение, основанное на определенных ценностях, принципах и идеалах. Он имеет большой, пока еще нереализованный, потенциал на международной арене – в том, что касается построения такой международной системы, которая основывалась бы на принципах права и сотрудничества, т.е., по сути, на тех принципах, на которых основан сам ЕС. Пока до этого очень далеко. ЕС – экономический гигант, но политический карлик. Я хочу внести свой вклад в то, чтобы изменить это положение дел.

- С каких пор Вы начали открывать для себя богатую историю, многогранную культуру, одним словом богатое прошлое Азербайджана?

Как я уже сказал, в течение достаточно долгих лет присутствие Азербайджана в моей жизни было достаточно минимальным именно в силу тех причин, о которых я говорил выше. Но в последнее время в связи с моими более частыми поездками в Азербайджан мой интерес к этой стране очень сильно возрос. Речь идет не только о современных политических процессах, но и культурно-исторической составляющей. Можно сказать, что на протяжении последней пары лет я стал значительно больше интересоваться историей, культурой, музыкой, литературой, архитектурой Азербайджана.

- Какие знаменательные страницы в истории азербайджанского народа привлекают Вас больше всего? Исторические личности, внесшие свой вклад в литературу, становление государства, народа.

Особый интерес у меня вызывает очень короткий, но очень важный период в истории Азербайджана – период существования Азербайджанской Демократической Республики. Эта историческая страница чрезвычайно важна не только для Азербайджана, но и в глобальном масштабе. Потому что сегодня, когда одной из самых животрепещущих тем стал вопрос об отношениях Запада и мира ислама, мы можем с гордостью вспомнить, что еще в 1918 году именно в Азербайджане была создана первая республика, которая показала, что мусульманская культура, мусульманское наследие совместимы с ценностями светской либеральной демократии. Именно с этой точки зрения меня чрезвычайно интересует опыт АДР, и я считаю его таким важным. Это была первая в мусульманском мире светская демократическая республика, первый опыт демократического парламентаризма. Женщинам были предоставлены равные гражданские и политические права – гораздо раньше, чем во многих европейских странах. Многочисленные религиозные и этнические меньшинства, всегда проживавшие в Азербайджане, были широко представлены в парламенте этой республики. По всем этим причинам я считаю, что это был чрезвычайно важный этап не только для Азербайджана, но и в контексте взаимоотношений Запада и мусульманского мира.

Что касается исторических личностей, то еще один положительный аспект существования АДР в том, что она дала возможность свободно проявиться таланту ярких представителей азербайджанской интеллектуальной элиты, которые были и государственными деятелями, и деятелями культуры, в частности литературы. Я имею в виду в первую очередь, конечно, основателя АДР Мамед-Эмина Расул-заде, Алимардан бек Топчибашева, Юсиф Везира Чеменземенли и пр. Все эти люди, патриоты и либералы, достойны нашего глубочайшего уважения и того, чтобы их имена всегда оставались в памяти потомков.

Появился и ряд писателей, которые, к сожалению, после оккупации Азербайджана советскими войсками были вынуждены покинуть страну, но которые внесли значительный вклад в азербайджанскую литературу. Я говорю о так называемом феномене эмигрантской литературы Азербайджана и о таких совсем недавно открытых мною именах как Банин, Курбан Саид, тот же Чеменземенли и другие. Помимо этого, продолжая разговор об интеллектуальной элите Азербайджана того времени, я также не могу не отметить, что после трагического конца АДР многие политически активные азербайджанцы в дальнейшем посвятили свою энергию и интеллект делу прогресса в других странах. В частности, мы знаем, что время реформ Кемаля Ататюрка в Турции, такие азербайджанцы как Ахмед-бек Агаев и Алибек Гусейн-заде играли значительную роль.

- Много ли Вы путешествовали по стране, сохранились ли у вас яркие воспоминания, связанные с этими поездками или любимый уголок, предположим в Баку?

К сожалению, я путешествовал по регионам Азербайджана не так много, как бы мне хотелось. Я достаточно хорошо знаю южные регионы, родину отца. Был в Ленкорани, Лерике, Астаре. Это очень благодатный и красивый край, который обладает огромным туристическим потенциалом и меня радует, что постепенно он начинает осуществляться. Но, конечно, если говорить об Азербайджане, то нельзя не упомянуть Баку, этот город, который я начал открывать для себя только последние месяцы. Я много читаю о Баку, читаю об истории столицы. К счастью, у меня есть очень хорошие друзья, которые помогают мне узнать больше об этом городе, за что я им безмерно благодарен. Этот город меня привлекает в первую очередь своим космополитизмом и открытостью. Это город, в котором мы видим смешение разных стилей. К сожалению, этот открытый дух города несколько раз на протяжении прошлого века нарушался кровопролитными вспышками межэтнических столкновений, но я очень надеюсь, что эти трагические страницы навсегда остались в прошлом Баку.

Что же касается любимых уголков, то, пожалуй, в этом я не буду оригинален – Девичья Башня, приморский бульвар, старая часть города. Я очень люблю побродить по улочкам Ичери Шехера, посмотреть на это смешение исторических стилей, когда мы видим с одной стороны мечети, бани, караван-сараи, а с другой стороны здания, построенные в стиле art-nouveau.

- Как человек, проработавший немало в дипломатической сфере, имеющий опыт работы в европейских структурах, а также готовящийся к работе в аппарате Европейского парламента как Вы оцениваете перспективы евроинтеграции Азербайджана?

Когда мы говорим о перспективах евроинтеграции, надо получить ответ на один принципиальный вопрос – рассматривает ли Азербайджан себя лишь в качестве поставщика энергоресурсов для Европы или же стремится к формированию какого-то более тесного союза, основанного на общих ценностях и идеалах? Учитывая географическое расположение Азербайджана, с одной стороны Россия, с другой Иран, евроинтеграция самый лучший, если не единственный, способ упрочить свою государственность и влиться в семью передовых стран. Но это выбор, который должно сделать азербайджанское общество и я надеюсь, что он будет в пользу евроинтеграции. Как показывает опыт других стран, недавно вступивших в ЕС, в том числе Латвии, сама перспектива вступления в ЕС уже подстегивает политические, экономические, правовые реформы в стране, способствует большему уважению прав человека, свободы слова, а также упрочению демократических институтов. Но при всем этом очень важно понимать, что это реформы, которые нужно проводить не ради ЕС, не ради Брюсселя – эти реформы нужны в первую очередь самому Азербайджану, самим азербайджанцам. В конечном итоге правовое государство, подотчетное правительство, соблюдение прав и свобод граждан, свободная экономика – все это нужно в первую очередь самому азербайджанскому народу, независимо от того, вступит ли страна когда-нибудь в ЕС или нет.

- Каким Вы видите азербайджанское общество и каким бы вы хотели его видеть?

Во-первых, я хочу сразу сказать, что любые мои наблюдения основаны на личном восприятии, а не каких-то научных фактах и исследованиях. Мне кажется, что в азербайджанском обществе сегодня переплелись две противоречивые тенденции – с одной стороны, есть надежда на лучшее будущее, надежды, связанные с экономическим развитием, что в свою очередь связано, условно говоря, с ОЭТ БТД. Т.е. есть какая-та тенденция к прогрессу. С другой стороны, я также чувствую беспокойство и тревогу за будущее страны, потому что в представлении многих людей эти преимущества, эти дивиденды, которые приносит экспорт энергоресурсов, пока не улучшают качество таких фундаментальных вещей, как образование, здравоохранение, не приводят к большей свободе во всех сферах жизни.

А что касается того, каким бы я хотел видеть азербайджанское общество, то я хотел бы в первую очередь видеть его высококультурным, высокообразованным, знающим и приумножающим свои богатые культурные традиции, но также и открытым новому. Хотелось бы видеть общество, в котором женщины играют значительно более активную роль, в том числе и в деле управления государством. Общество, в котором больше свободы, в котором молодежь видит перспективу и связывает себя и свое будущее с этой страной.

Share and Enjoy:
  • Twitter
  • Facebook
  • Digg
  • del.icio.us
  • Google Bookmarks
  • Print
  • MySpace
  • Live
  • LinkedIn
  • MSN Reporter
  • Yahoo! Bookmarks

Leave a Reply

IMPORTANT! To be able to proceed, you need to solve the following simple math (so we know that you are a human) :-)

What is 15 + 15 ?
Please leave these two fields as-is: